Мьёльнир
Ум богатеет от того, что он получает. Сердце – от того, что оно отдает
Кажется, не публиковал ещё.

samlib.ru/editors/s/smotrin_m/knock-knock.shtml

Стук-стук

Иногда мне кажется, что я живу во сне. Маленьком страшном сне, в котором всегда ночь, тишина, и вот-вот начнут бить часы.

Стук-стук. Стук-стук.

Ну вот, дождался. Но боя нет.

Стук-стук.

Не открываются дверки. Проржавели петлицы. И масла нет, чтобы их смазать.

Стук-стук.

Жаль кукушонка. Ведь клюв разобьёт.

Стук-стук.

И колокол жаль. Молчит из-за запертого птенца.

Стук-стук.

Интересно, сколько времени? Темень, хоть глаз коли.

Встаю с кровати, чиркаю спичкой. Всматриваюсь в циферблат часов.

Дурак. Но что поделать — привычка. Ведь знаю, что хоть засмотрись на часы, так ничего и не высмотришь. Стрелок нет. А были ли?

Стук-стук.

И масла нет.

И тишина.

Молчат часы.

Подхожу к ним. Провожу рукой по потемневшему от времени дереву, в чьём дупле замурован несчастный кукушонок.

Мой Большой Бен. Гигант, приросший к полу. Завожу его тусклым латунным ключом.

Привычка.

Зачем мне это? Сколько раз себя спрашивал. И никак не могу найти ответа.

Может, мне надо слышать хотя бы эти «стук-стук», как напоминание, что жизнь не остановилась? И сам я жив. Наверное.

Или такие правила у сна.



***




Я понимаю, что жизнь — это дорога. Кажущаяся бесконечной асфальтовая полоса. Прямая, как кишка в заднице. Хорошо, что пахнет здесь не так же. Хотя, местами...

И солнце никак не может спрятаться за недостижимый горизонт. Вечный закат в безжизненной пустыне.

Бессмысленная скорость и хлещущий в лицо ветер. Непослушный руль и заклинившая коробка передач.

Жму на тормоза. На всякий случай.

Педаль проваливается в пол.

Удивляться нечему. Тормоза не работают всю бесконечную дорогу. Сколько миль позади, сколько впереди — я не знаю.

Выворачиваю руль — хоть баран чихни. Вперёд, к цели, не сворачивая и не останавливаясь на красный.

Давлю на газ. И мотор ревёт.

Надежда на чудо глупа. Бензин не кончается.

Может, когда-нибудь, я догоню закат и спрячусь в багровых бликах солнца... Будет так кстати. Как раз в цвет платья.



***




Ярко светят лампы. Равнодушный галоген.

Стерильная чистота — такая, что не закуришь. Было бы кощунством пускать клубы дыма на фоне девственной белизны.

- Вот такая методика, - доктор в идеально белом халате откинулся в кресле. На мгновение закрыл глаза, снимая напряжение. - Рад, мистер Подбельски, что новшества медицины не проходят мимо цепкого взгляда прессы.

- Конечно, мистер Уитни. Но тем не менее, ещё раз для профана, на пальцах, - его собеседник, лет двадцати, но в роговых очках, с бейджиком «Нью-Йорк Пост» задумчиво поскрёб гладковыбритую щёку. - Правильно я понимаю, что вы создаете для пациентов, находящихся в коме, подключение сознания к виртуальной реальности. И подгружаете им безысходную ситуативность. Такое раздражающее однообразие, что сознание интуитивно будет ожидать изменений. И это желание пробуждает их нервную систему, чтобы потом резким скачком вы могли вывести их из комы.

- Практически всё верно, мистер Подбельски. Либо пациент сразу готов к сдвигам в его вирт-реальности, либо мы подводим его к этому. Но! Понимаете, индивидуальный подход, - доктор Уитни на мгновение задумался, - подразумевает, что каждый случай уникален. Виртуальную реальность мы не создаём, она генерируется на основе подсознания пациента — эдакий эвристический момент... И если в случае с мужчиной, я до сих пор не могу дешифровать его желаний — он может хотеть, чтобы появились стрелки часов, или чтоб кукушка прокуковала, или, может, чтобы кто-нибудь постучал в дверь. То в случае с девушкой всё проще — она хочет, чтобы дорога закончилась, чтобы она могла остановиться, перестать тискать руль и давить на газ, чтобы педаль тормоза сработала.

- Послушайте, доктор, - Подбельски снял очки и долго жевал губами, прежде чем продолжить, - а вы не пробовали столкнуть две реальности?

- Предлагаете шоковую терапию, мистер Подбельски? Это может быть чревато.

- Но это гарантированные изменения для обоих. Даже если они ждут совсем не то...

- Вы столь компетентны, мистер Подбельски... - в глазах Уитни разгорелся неподдельный интерес. - Я даже начинаю сомневаться в том, что имею дело с обычным журналистом. Пусть и передового издания.

- Дорогой Уитни, журналист без логики — всё равно что дешёвая проститутка: слишком доступно; для недалёкого разума; и возможен сифилис.

- Сифилис излечим, - Уитни улыбнулся.

- Зато слабоумие — безнадёжный диагноз, - Подбельски ответил такой же широкой улыбкой. - Тем более, что такой случай, как попавшие в кому миллиардеры: отец и дочь — не мог пройти мимо страниц «Нью-Йорк Пост».

- Вы приятный собеседник, мистер Подбельски, - Уитни поднял стоящий перед ним на столе бокал с виски. – Выпьем!

- Я не столь приятен, как вы, доктор, - лучезарно искрясь, ответил журналист. И достал из внутреннего кармана пиджака пистолет.

Миниатюрный браунинг уставился в лоб Уитни. И улыбка доктора мгновенно сошла с его лица.

- Обойдёмся без шоковой терапии, мистер Уитни, - Подбельски кивнул в сторону реанимационного отделения. - Просто отключите их виртуальность.

- Но эвтаназия...

- С дозволения родственников разрешена! - твёрдо закончил фразу Подбельски. - А родственные связи, мои и пациентов, дорогой Уитни, мы с вами установим сегодня же.



***




Стук-стук. Стук-стук.

Какой страшный сон. Или явь?

И что же так стучит? Кукушонок клювом в неоткрывающуюся дверцу или сердце?

Темнота.

И тишина.

Опять!

Масла бы. И лампу.

Чёрт!

Коробок дрожит в руках. И ломаются спички.

Стук-стук.

Ревёт мотор за окном. Светят огни фар.

Стук-стук.

Окно? Мотор?! Фары?!!

Стук-стук.



***



Проклятая дорога.

И солнце почти скрылось за горизонтом. Жаль, было в тон платью.

Стремительно темнеет. Пустыня в сумерках напоминает грустный чизкейк. А я не люблю сладкое. Сейчас бы мартини с водкой.

Ехать в темноте — не мой конёк. Интуитивно включаю дальний свет.

Опа! А говорят, что чудес не бывает!

Жму на тормоза.

Ну, точно! Трындят про чудеса!

Машину бросает к какому-то чрезмерно угловатому зданию: то ли ферма, то ли салун.

Выворачиваю руль, чтобы не влететь в веранду.

Приехали...

Иду к двери.

Стук-стук.

Есть кто дома?



***




- Вы присаживайтесь, мистер... - Уитни, колдуя над клавиатурой, указал на кресло, стоящее между кроватей пациентов, - Подбельски? Мне по-прежнему называть вас так?

- Не волнуйтесь, доктор. Я на сто процентов уверен, что это будет не убийство, - «представитель Нью-Йорк Пост» ухмыльнулся, поигрывая браунингом. Уселся в кресло. – Удобно, спасибо! Поверьте, мистер Уитни, анализ ДНК скажет вам без всяких слов, насколько я Подбельски.

- Тогда прошу вас на мгновение расслабиться, - буркнул Уитни.

- Не торопитесь, доктор, - глаза «Подбельски» хитро прищурились. - В какой стадии процесс девиртуализации сознания?

- В завершающей! - подтверждая слова Уитни, начали мерцать многочисленные датчики alarm'ов. - Серверы сейчас остановятся. Закатывайте рукав!

- Что?!!! - подрагивающее дуло браунинга заплясало, глядя в лоб доктора Уитни.

- Закатывайте рукав, если вы мистер Феллер! - прорычал Уитни сквозь зубы. - Я не хочу быть соучастником убийства! Мне нужен анализ ДНК.

- Если... – лицо Подбельски-Феллера, без пяти минут наследного миллиардера, вспыхнуло.

- Рукав!

- Я отблагодарю вас, Уитни! - браунинг исчез во внутреннем кармане пиджака. Подбельски-Феллер уселся в кресле поудобнее, закатал рукав и расслабился.

- Даже не сомневаюсь... - доктор Уитни ухмыльнулся, но его собеседник его уже не услышал. Игла, которая ввела наркоз в предплечье Подбельски-Феллера, вернулась в встроенную в подлокотник тубу. Вернулась с кубиком крови уже спящего «журналиста». - Жаль. Говорят, раньше мерзавцы были как-то благороднее...

«Процесс слияния завершён!» - объявил безликий голос. Холодный, как свет галогеновых ламп.



***




Стук-стук.

Слишком громко. Это — не часы. Это — дверь.

У меня есть дверь?!

- Есть кто дома?

Боги!!!

Стук-стук.

И кукушонок так некстати.

- Откройте, чёрт вас дери!

Странно. И голос до боли знаком. А в руках только ключи для завода часов. Знать бы, где дверь...

- Открывайте же!

Стук-стук.

Зачем мне дверь, когда есть окно?!

Светят фары. В их свете стоически смолк Большой Бен.

Я думал, что ты вечен...

Стук-стук.

Да хрен тебе!

Напрягаю мышцы. И слышу треск. То ли спина, то ли крепление к полу Большого Бена.

Ничто не вечно в темноте. Кроме самой темноты.

- Ку-ку!!!

Очнулся, кукушонок?! Петли-запоры треснули? Ну-ну...

Кукушка-кукушка, сколько тебе жить осталось?

Большой Бен с функцией тарана вылетает в окно. Трещит рама, звенит разбитое стекло. Молчит разбитый циферблат часов, упавший в тусклые объятия песка.

- Входите, мисс. Или влезайте!

Стук-стук.

Бедный певец времени. Тебя хватило только на одно «ку-ку»...

Кто-то в красном платье с глубоким декольте протискивается в окно, цепляясь подолом за остатки рамы и осколки стекла.

- Отец?!

- Дочка?!!



***




- Не люблю белый свет, - прошептал старый Феллер, кося взгляд на датчики жизнеобеспечения.

- Сэр, - донёсся голос Уитни. Ещё дрожащий от пережитого волнения. - Давление у вас в норме, пульс в норме. Мисс Джудит...

- Что с ней? - Ян Феллер захрипел. Пальцы стискнули накрахмаленные простыни.

Большой Бен рядом. Разбитое окно. И красное платье.

- Всё в порядке, сэр! – в голосе Уитни послышались бодрые нотки. Напряжение постепенно оставляло его. - Я не мог допустить, чтобы кто бы то ни было, хоть и ваш наследник, лишил жизни вас и вашу дочь. Я так понимаю, что старшую.

- Наследника? Джудит, у тебя есть сын? - глаза Феллера бешено завращались. Он будто был всё ещё там – в пустой тёмной комнате с часами без стрелок.

- Отец, я бесплодна, я говорила, - едва смогла прошептать рыжеволосая Джудит. Закрыла глаза. И почувствовала, что её начинает тошнить.

Всё-таки, утка — это одно из гениальнейших изобретений медицины.

- Тогда что вы мне втираете, Уитни? - миллиардер закашлялся. Голос не хотел слушаться его. Впрочем, доктор был удивлён, что отец и дочь сразу заговорили.

- Несмотря ни на что, сэр, - Уитни и не думал пасовать, - ваши ДНК-аллели совпадают. Это ваш потомок по мужской линии. Видимо, сын.

- Это, действительно, мой наследник, доктор!? - старый Феллер сощурил глаза.

- Да, сэр. И он в коме. Искусственной... - Уитни замялся. На пару мгновений, не более. - Но, хочу напомнить, что эвтаназия возможна только с согласия родственников.

- Какая эвтаназия?! - Феллер даже попытался привстать с кровати. - Совсем охренел, шприц?!

- В таком случае, сэр, вывести его из комы?

- Ни в коем случае, пока я жив, Уитни, - прошипел Феллер. Его чёрные глаза тускло сверкнули в галогеновом свете. - Завтра же вызовите сюда моего нотариуса. А мой сын, кхмм, пусть поспит. Отдохнёт, как следует…



***




Стук-стук.

Как же больно.

Стук-стук. Стук-стук.

Болит клюв. И темно.

Стук-стук.

И петлицы заржавлены. И тесно в гнезде.

Стук-стук.

Ну, выпустите меня хоть кто-нибудь! Умоляю!!!

СТУК-СТУК!!!


#творчество #мое_творчество

@темы: {◕ ◡ ◕}, личное, омск головного мозга, творчество